Красноярские столбы Россия|путешествия

КРАСНОЯРСКИЕ СТОЛБЫ


Chinese (Simplified)EnglishFrenchGermanItalianPortugueseRussianSpanish

 

Сибирский текст

Отчего больше не замерзает Енисей? Почему Красноярск можно называть теперь родиной слонов? И где встретиться с лисами? Всё, что вы хотели знать о широкой сибирской душе, ищите в этом морозном, но согревающем тексте Янины Солдаткиной. 

Я хотел бы жить, жить и умереть в России

Если б не было такой земли Сибирь.

Александр Башлачев

 

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

Есть, думаю, особенный смысл и прелесть в том, чтобы оказаться в Сибири глухим ноябрем, когда там от -25 до -16 (днем на солнышке), снег хрустит спелым арбузом, воздух горит от чистоты, простора и влажного дыхания Енисея, любимые мои «медноствольные» (Б. Пильняк) сосны – в снежном серебре от подола до макушки…

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

И повод, в общем, был, как и мороз, совершенно сибирским – научный семинар «Русский традиционализм: история, идеология, поэтика, литературная рефлексия», потому что если где-то еще и можно прочувствовать, вдохнуть и осязать всю эту деревенскую прозу, то как раз, вероятно, в зимней Сибири – в Овсянке у Астафьева, в низком деревянном домике и спуске к Енисею.

…В сибирском характере – он до сих пор существует, этот характер! Может, конечно, это нам так везло, но обилие заботы, радушия, отзывчивости, готовности помочь, подсказать, обогреть и показать красоту своего края – подсчету не поддается.

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

…В заповеднике нашей коллеге предлагали собственную обувь – лишь бы она смогла подняться к столбам, потом порекомендовали милую сеть красноярских столовых «Съем слона» с очень прикольными африканским антуражем и розовыми пряниками в виде слонов (Красноярск, определенно, родина слонов, я без всякой иронии). А случайно приехавший таксист в охотку (не за спасибо, конечно) два дня подряд показывал нам город и окрестности с такой любовью и гордостью, что и гид позавидует.

Говорят, эта самая ГЭС (как и предупреждали деревенщики) настолько нарушила экосистему, что Енисей перестал замерзать, климат вроде бы помягчел, но летом теперь не успевают вызревать культуры, кормившие еще дедушек и бабушек современных красноярцев (директор музея Астафьева говорила, что вместо трассы огороды были до сопок, а на них даже помидоры собирали – и без всяких парников). – Возможно. Но парящий столбами величественный живой Енисей совершенно поражает воображение.

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

Нам повезло (на самом деле, вся поездка проходила под лозунгом: «Нам повезло»), и ветер отошел, а над сопками поблескивало солнце, давая возможность ощутить всю неимоверную красоту данного нам Богом мира – белого, синего, прозрачного, звенящего в теплых солнечных лучах, текущего, огромного – почти космически бесконечного по сравнению с такими маленькими человечками-нами…

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

(Впрочем, первый раз мы отправились к Енисею еще вечером после секции, слава Богу, что ума хватило в темноте не блуждать, а повернуть назад, хотя прохожих классическим вопросом: «Как пройти к Енисею?» – «В девять вечера?!» мы, конечно, попугали).

Вообще, мы с коллегами явно занимались тем, что ломали стереотипы. Диалог со смотрительницей на кордоне Лалетино: «Как? Вы все-таки прошли малый маршрут? Больше 10 км?! В -16! В такую погоду мужики сбегают, а вы…» Ну а мы не посрамили гордое звание московских филологических барышень.

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

Зима в Сибири

Фото: Я. Солдаткина

Мы одолели 4 км подъема на Пыхтун до самого перевала. Это был заснеженный лес, прекраснейший в своей тишине (ни толп туристов, ни летней мошкары), удовольствие, а не прогулка. Наверное, если бы мне, чемпиону мира по замерзанию, сказали, что я буду летать по крутым таежным тропкам в такую температуру, я бы ответила, что я просто умру. А холодно абсолютно не было! У перевала нас ждал травяной иван-чай и малиновый взвар (и травы тут другие, и вода другая – живая, в общем, водица, эликсир силы, однозначно), а потом триста с лишним ступеней к самим Красноярским столбам.

Зима в Сибири

Фото: Я. Солдаткина

…Понимаете, уехать, не побывав там, не посмотрев всего этого, представлялось мне решительно невозможным. (В конце концов, я гуляла по краю Гранд-каньона, прошла энную часть Великой китайской стены – стыдно же, будучи в Красноярске, даже не попытаться к столбам вырваться). Это чудо. Обтесанные ветром и Великим Архитектором скалы, в которых человек, вспоминая про первого Адама, разглядел знакомые очертания и которым дал имена.

Дед, Львиные ворота, Перья, Слоник (мы еще помним про родину слонов) – они действительно проступают в этих величественных отвесных глыбах, о которых слагают легенды и которые штурмуют скалолазы. (Филолог во мне отметил явно оживился при упоминании о местных «столбистских» поверьях: утверждают, что столбы – рукотворный памятник некой великой сгинувшей сибирской цивилизации. Аналогичный египетским пирамидам. Современный локальный фольклор, конечно, но какой характерный!) Строго говоря, столбы «открыли» относительно недавно, в конце XIX века, а какими они были века назад…

Зима в Сибири

Фото: Я. Солдаткина

Хотя там, внутри, на маршруте, кажется, что это и есть – вечность, данная нам в доступных воображению образах. Вокруг сопки, туманная дымка, белочки, снегири, та самая пастернаковская «рябина в сахаре», и – красноватые мшистые скалы. Пустота. Тишина. Тайга. Царство зимы. Корни, тропы, вырубающийся от холода и отказывающийся фотографировать мобильный – и чувство восторга от преодоления себя, от полноты виденного, от Божьего величия и Его же милости (мне все еще снится та особенная боговдохновенная чистота этих мест – в такие края уходят отшельники, чтобы жить и молиться в своем вертикальном измерении, потому что голос Бога сквозь ту тишину слышен так четко, так ясно и так… ласково, призывая к любви и внутреннему примирению, дозволяя любить все, что дорого…)

Зима в Сибири

Фото: Я. Солдаткина

Вон на вершине – закутанная в белую шубку сосенка. «На севере диком» – сестренка. Самая настоящая Сибирь и самый настоящий сибирский текст – они были передо мной там, в черно-белых не буковках, но веточках и снежинках. «Уведи меня в ночь, где течет Енисей, и сосна до звезды достает»… Об этом – лагерном – измерении сибирского текста тоже невозможно было не думать, но на то и существует память, чтобы соединять прошлое и настоящее. И хранить и дурное, но ведь и доброе.

Кульминацией сибирских чудес стало, конечно, появление лиса в перелеске у той самой ГЭС. (Поясню: когда-то жил у меня рыжий пудель, очень любимый, как и положено домашнему питомцу. После его смерти я спонтанно начала коллекционировать артефаксты с лисами – они мне его чем-то напоминают. Ну и вообще лисы, собственно, прекрасны).

Красноярские столбы

Фото: Я. Солдаткина

В теплой яркой шубе лис вышел хозяйски посмотреть на нас, не боясь, но и не подходя близко. С большим внутренним достоинством, я бы сказала. Вильнул хвостом – и отправился дальше по своим лисьим делам. (Пока мы с коллегами охали и ахали над поразительностью совпадения). И подумалось мне, что, значит, не зря летела и ехала в эдакую даль. Могу же я уверять себя, что это рыженький мой песик просто подает о себе весточку? Чтобы я о нем не скучала, а – строго наоборот:). В природе все рядом, там нет же смерти, разлук и времени. Только – сосны, горы, реки и звезды надо всеми нами…

Readers Rating
1 votes
5

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *